Смотрим: «Бег — это свобода» (2016)

30ceb09d908

Документальный фильм Пьера Мората «Бег — это свобода» (Free To Run) — главная кинопремьера 2016 года для всех, кто бегает сегодня. Он рассказывает краткую историю любительского бега за последние 50 лет. Собственно, эти 50 лет и есть вся его история.

Почему фильм нужно смотреть? Чтобы убедиться: пара километров в ближайшем парке или марафон в это воскресенье — не просто ваш личный путь, а привилегия, которой всего два-три поколения назад просто не существовало.

В центре фильма — несколько сюжетных линий, повествующих о том, как бег стал частью городской культуры в США и Европе, а затем и по всему миру. В главных ролях: вдохновитель Нью-Йоркского марафона Фред Лебоу; бегунья Кэти Свитцер, пробивавшая женщинам дорогу в марафонский бег; элитный бегун Стив Префонтейн, отстаивающий право спортсменов зарабатывать своим талантом; издатель первого журнала про бег Spiridon Ноэль Тамини; и ещё с дюжину людей, стоявших у истоков бегового движения: «разрушители мифов», борцы за права, евангелисты и просто городские бегуны — каждый с историей, достойной экранизации.

Вот, к примеру, Кэти Свитцер, с которой начинается рассказ. Начала бегать школьницей, как многие девушки-подростки, просто чтобы поддерживать форму — и по-настоящему влюбилась в бег. Пробежки стали ежедневной привычкой, а в университете Кэти всё-таки приняли в чисто мужскую сборную по бегу после того, как тренер случайно застал девушку на стадионе и замерил её темп секундомером. На соревнованиях сборной Свитцер быстро поняла, что забеги на 800–1000 м не приносят ей такого удовольствия, как 16-километровая пробежка по загородным полям во время летних каникул у родителей. Так что вернувшись в университет в 1966 году, она заявила тренеру Арни Бриггсу: «Хочу пробежать марафон». Бриггс ответил коротко: женщине это не под силу.

Через пять месяцев К. Свитцер, чьи инициалы удачным образом скрывали пол, подала заявку на участие в Бостонском марафоне (официально женщины к соревнованию не допускались). К тому моменту Свитцер уже знала про Роберту (Бобби) Гибб, годом ранее одолевшую марафон в Бостоне без регистрации и номера, так что была настроена не просто пробежать свой первый марафон, но и задокументировать результат ради всех женщин в будущем.

8b9192410a4

Дальше — известные кадры, на которых директор забега преследует «нарушительницу» на автомобиле и пытается сорвать с неё номер. Кэти увернулась и благополучно финишировала за 4 часа 20 минут, оставив позади 300 бегунов-мужчин. Тренер Бриггс признал, что заблуждался: «Если ты смогла это сделать — значит, любая женщина может». Стоит добавить, что прошло ещё 17 лет, прежде чем первая женщина появилась на марафонской дистанции Олимпийских игр. Джоан Бенуа, давшая в 2015 году старт женскому забегу Nike Women 10К в Парке Горького, — как раз та самая женщина, обладательница первого олимпийского золота в марафоне в 1984 году.

Другую историю — о том, как любители «угнали» бег у профессиональных ассоциаций — рассказывает в фильме швейцарец Ноэль Тамини, основатель бегового клуба Spiridon и одноименного журнала про бег (архивы издания на французском сами по себе очень любопытны, их можно изучить на сайте клуба). С 1972 года журнал рассказывал про бег как часть обычной жизни и находил героев, чей опыт подтверждал: бегать может каждый. Более того, каждый — ребёнок, взрослый, пожилой, мужчина или женщина — рождён, чтобы бегать.

Занявшись журналом, Тамини тут же узнал от заокеанского коллеги-журналиста о Кэти Свитцер — и буквально «выписал» бунтарку для участия в швейцарском полумарафоне Мора-Фрибур 1973 года под вымышленным именем. В Европе, как и в США, женщины официально не допускались к соревнованиям на длинные дистанции. Свитцер приехала, финишировала, репортаж об этом вышел в Spiridon — и следующие десять лет женщины вслед за ней (и всё ещё неофициально) прорывались к финишу с боем и ухищрениями.

В это же время (то есть в начале 70-х) за право и свободу бегать боролись не только любители, но и — как это ни странно сейчас звучит — профессионалы. Символом этой борьбы стал ещё один герой фильм, американский бегун Стив Префонтейн. Его яростный талант привлекал на трибуны толпы зрителей. Фанаты по всей стране носили футболки с именем Пре, в то время как их кумир ютился в трейлере, перебиваясь случайными заработками.

Казалось бы, чем больше зрителей — тем больше денег, но лишь для организаторов. Правила Национальной атлетической ассоциации запрещали спортсменам, претендующим на участие в Олимпийских играх, зарабатывать спортом. Практики спонсорских контрактов тогда не существовало, и Пре демонстративно нарушал правила, став PR-директором «одной маленькой спортивной компании» (Blue Ribbon Sports, будущая Nike) и публично требуя от Ассоциации пересмотра ограничений на работу по призванию для соревнующихся спортсменов.

Его дело в полной мере развил Фред Лебоу — «средненький» бегун, но гениальный, как выяснилось, продюсер забегов. Всё началось с того, что 35-летний Фред решил подтянуть «дыхалку» для своего любимого тенниса и начал бегать с клубом New York Road Runners Club — горсткой энтузиастов, собиравшихся на пробежки вокруг стадиона Yankees в Бронксе. На тот момент (конец 60-х) ими практически ограничивались все бегуны-любители Нью-Йорка. Фред увлёкся бегом, а в 1970 году, уже будучи президентом NYRR, он провёл первый марафон в Центральном парке: сам оплатил содовую, булавки, номера и недорогие часы в качестве призов победителям. Из 127 участников, кстати, до финиша тогда дошли лишь 55.

2255eba2aaa

Марафон стал ежегодным, к 1975 году число участников утроилось, а команде NYRR пришла в голову диковатая идея: вынести марафон на улицы города, объединив маршрутом пять городских районов, включая обшарпанные и криминальные улицы, куда ньюйоркцам было в целом страшно соваться. Мэр поддержал идею, Фред взялся за реализацию — и марафон 1976 года стал грандиозным событием, объединившим разрозненных жителей города вокруг будущего марафона номер один в мире.

Лебоу, помимо технической и административной организации мероприятия, придумал, как сделать забег праздником даже для тех, кто бегом не увлекается: пусть звёзды-олимпийцы бегут бок о бок с любителями, вроде самого Фреда. Так в 1976 году на замусоренных улицах страдающего от безработицы и экономического кризиса города соревновались чемпионы в марафонском беге Фрэнк Шортер и Билл Роджерс. В фильме рассказывается и о том, как много лет Лебоу собирал и из-под полы распределял всё более внушительную спонсорскую поддержку между приглашенными звёздами и победителями, продолжая дело популяризации бега вслед за Пре и вопреки жёстким ограничениям профессиональных ассоциаций.

Марафон стал визитной карточкой города, источником доходов (за счёт туризма), а также предметом зависти и вдохновения «соседей» по всему миру. В 1974 году за Нью-Йорком последовал Берлин, в 1977-м — Чикаго, в 1981-м — Лондон.

Несколько лет назад новая волна «бегового бума» захватила и Москву: в воскресенье 25 сентября по самым красивым улицам Москвы побегут почти 30 000 участников Промсвязьбанк Московского Марафона, а ведь ещё три года назад их было меньше 5000. Тех, кто бегает, впрочем, гораздо больше — и всех нас объединяет то, что пока мы живы, мы можем дышать и бежать.

В российский прокат фильм выходит сегодня, 22 сентября. Не пропустите!

Поделитесь с друзьями

Комментарии2

Чтобы принять участие в обсуждении Войдите or Зарегистрируйтесь