Пола Рэдклифф и кошка Луна против ментального поражения

Многие московские бегуны знают Катриону Патерсон как Ти – рыжеволосую бегунью с широкой улыбкой, которая обожает свою сибирскую кошку Луну и регулярно занимает места на подиуме. После шести лет жизни в Москве она вернулась в Лондон, где изучает физиотерапию в Университете Брунеля и готовится к новым победам. Катриона рассказала нам историю о том, как можно проиграть забег самой себе и что может быть сложнее физических травм.

568f2be02d1

Первый раз я вышла на пробежку, когда мне было 11 лет. Моя сестра-близнец Хэвер недавно начала бегать и показывала неплохие результаты, а я не хотела ей ни в чём уступать. Наш первый совместный маршрут был всего 2 км, но я перешла на шаг уже после 800 метров. С этого момента всё и началось! Я постепенно увеличивала дистанцию, пока не стала бегать по 7 км каждый день. Мне нравилась тишина местного леса, бег давал возможность отвлечься от сложных отношений в семье и просто доставлял радость.

Моим первым официальным забегом стал полумарафон в Праге в 2013 году. Я сама составила тренировочный план и финишировала за 1 час 35 минут. Оказалось, что это хорошее время среди женщин. Я была очень довольна и поняла, что если продолжу тренироваться, то смогу стать ещё быстрее. Именно тогда я по-настоящему заразилась бегом. В том же году я финишировала на первом марафоне в Берлине, а в следующем – пробежала марафон в Лондоне. Но я не думала о том, чтобы соревноваться, пока не начала участвовать в забегах в Москве и подниматься на подиум без какой-то особой подготовки.

Летом 2014-го я начала тренироваться с Леонидом Исаевым – старшим. Вместе с осмысленными тренировками изменились и мои цели. Я начала стремиться преодолевать дистанции за определённое время, ставить свои собственные рекорды и выигрывать старты, а не просто бегать. Но мой самый любимый забег на данный момент не самый быстрый, а тот, где я чувствовала себя наиболее счастливой. Это Лондонский марафон – 2015, который я пробежала за 3:04:01.

С тех пор как у меня появился тренер, я совершила огромный прогресс. Тренер дал направление моим тренировкам и снял с меня стресс за принятие решений. Я занимала призовые места почти на всех забегах, в которых участвовала в Москве. Это удовлетворяло мои амбиции и мотивировало тренироваться ещё упорнее. Но мой прогресс сопровождался постоянными травмами. Я получила усталостный перелом второй плюсневой кости, страдала от болей в коленях и бёдрах. У меня почти постоянно болела спина, которую я травмировала в 14 лет, а бег только ухудшил её состояние. Я злилась, и, конечно, это негативно влияло на мою мотивацию. Каждый раз, когда у меня появлялась проблема, моя семья и друзья подливали масла в огонь. Они критиковали меня и говорили, что «соревнования не для всех». В глубине души я по-прежнему хотела стать лучше и чувствовала, что могу быть быстрее. Эти мысли помогали мне двигаться вперёд.

Но впереди меня ждало большое разочарование. В прошлом году я хотела установить свой новый рекорд на марафонской дистанции в Роттердаме. Моя цель была – финишировать быстрее чем за 3 часа. Я тренировалась, почти одержимо, несколько месяцев подряд. Ежедневные тренировки занимали минимум 1,5 часа. Два раза в неделю я просыпалась в 5 утра, чтобы успеть на скоростные тренировки в манеже до начала рабочего дня. Я жертвовала единственным выходным, который раньше полностью посвящала семье и друзьям, ради длинной пробежки с тренером вдоль Москвы-реки или для тренировки на холмах. Мой недельный объём составлял примерно 130 км. Я отлично себя чувствовала и никаких серьёзных травм не получала.

За месяц до старта я даже поехала с Леонидом в Кисловодск на 3 недели, чтобы тренироваться на высоте. Там я пробежала заключительную темповую 30-километровую дистанцию за 2 часа 3 минуты. Это хороший результат, и я была уверена, что пробегу марафон быстрее чем за 3 часа.

Но, несмотря на мои тщательные приготовления, на старте 10 апреля всё пошло не так. Первый раз за всё время соревнований я очень нервничала и не спала всю ночь перед стартом. Я рассказала всем о своих планах и чувствовала, что они только и ждут моего провала – особенно в социальных сетях. К тому же вся моя семья приехала в Голландию болеть за меня, и я не хотела разочаровать их. Я не могла расслабиться и, как только прозвучал стартовый выстрел, сразу поняла: что-то не так. Я старалась бороться с этим навязчивым чувством, но оно не проходило, и я начала паниковать ещё больше. На 22-м километре я поняла, что не могу дышать, моё сердце бешено колотилось в груди – я остановилась. Это было разрушительно. Я вложила столько физических и душевных сил в этот забег и подвела всех! Ситуацию усугубляло ещё и то, что внешне со мной всё было в порядке. Я была в своей лучшей физической форме, но это был мой худший забег.

Я не сразу поняла, насколько болезненным был для меня этот опыт. Месяц после случившегося я не бегала. Я заболела воспалением лёгких через две недели после возвращения из Роттердама и провела три недели в постели. Я проживала забег снова и снова и не могла понять, почему же я потерпела такую неудачу. То, что должно было стать моей самой большой победой, превратилось в самое большое поражение и позор. Я начала ненавидеть бег.

Когда я восстановилась после болезни, тренер сказал мне просто выйти на легкую пробежку в лесу. Никаких тренировок на скорость, никаких целей. Только бег трусцой. Это помогло мне постепенно снова начать наслаждаться процессом, а не зацикливаться на результате. Я проводила много времени с моим бойфрендом, друзьями и обнималась с любимой кошкой!

6c3be376bfb

Я написала о случившемся в «Фейсбук». Шокирующе большое количество друзей и знакомых выразили понимание и поддержку. Люди, которых я не видела со школы, писали, как сильно они поддерживают меня. Я много говорила со своей сестрой, и она вдохновила меня не сдаваться. Втайне от меня она написала Поле Рэдклифф (британская легкоатлетка, мировая рекордсменка на марафонской дистанции – 2:15:25) о моём неудачном марафоне, подавленном состоянии и желании бросить бег. Хэвер не ожидала, что Пола ответит. Но эта удивительная женщина ответила! Её открытка с тёплыми словами поддержки вдохновила меня не сдаваться!

b5c7c59e38e

Беговой сезон прошлого года я завершила марафоном в Лестере. На этот раз я никому не сказала о своих планах и не ставила никаких целей. К моему удивлению, я пробежала за рекордное для себя время – 3:01:13 – и выиграла забег. В конце концов, это был не такой уж и плохой сезон!

Я много думала о причинах поражения в Роттердаме и пришла к выводу, что, фокусируясь только на победе, подвергла себя очень большому стрессу. Разум – мощный инструмент. Он может заставить тебя бежать, несмотря на боль и усталость, а может стать и главной преградой на пути к цели. Я называю то, что случилось со мной, ментальным поражением. Восстановление после физических травм и работа над своим телом даются мне теперь намного легче.

Недавно у меня обострилась старая травма спины, протрузия (выпячивание) межпозвоночного диска, поэтому врач запретил бегать. Я скучаю по бегу, но твёрдо решила, что сначала приведу в порядок спину, а потом уже вернусь к тренировкам. Все мои предыдущие травмы, кроме спины, – результат слабых мышц. Я всегда думала, что мне достаточно беговых тренировок, и отказывалась признавать слабые стороны своего тела и работать над ними. Этот подход спровоцировал травмы, и в конце концов моё тело не выдержало.

Вместо пробежек я ежедневно уделяю 50 минут физиотерапии, занимаюсь кардио на велотренажёре 3–4 раза в неделю и иногда плаваю в бассейне. Это может показаться странным, но я очень позитивно настроена и не испытываю сильных негативных чувств, как это было после Роттердама. Даже если восстановление займёт полгода, я знаю, оно сделает меня только лучше. Сейчас я стараюсь думать о долгосрочных планах, а не фокусироваться на краткосрочных неудачах. Именно поэтому я решила продолжать бегать и соревноваться! Моя долгосрочная цель – получить звание мастера спорта на марафонской дистанции (2:45:00) и улучшить время на более коротких дистанциях: 3, 5, 10 км и полумарафоне. Моя подготовка к соревнованиям всегда сопровождалась травмами, серьёзными или не очень. Я уверена, что, как только я сделаю свои мышцы сильнее, то смогу вернуться к качественным тренировкам и бегать быстрее, чем прежде.

8d4d84cde69

Фото: из личного архива Катрионы

Поделитесь с друзьями

Комментарии2

Чтобы принять участие в обсуждении Войдите or Зарегистрируйтесь

  • 2 месяца назад

    Катриона слишком увлеклась объёмными тренировками и мало уделяла восстановлению. Старые травмы никуда не уходят, поэтому тренироваться так, будто их нет, это верх безрассудства.
    С грыжами МП дисков живут 95 % людей, большинство не знают об этом и чуствуют себя прекрасно. Так что в перспективе всё хорошо.

    Ответить
  • 2 месяца, 1 неделя назад

    с протрузией неплохо идет спортивная ходьба, а вот длинный и тем более марафонский бег ей противопоказан - как ни закачивай!..

    а насчет: "Тренер... снял с меня стресс за принятие решений" - это зря!
    Голову выключать не стоит...
    Помимо веры дОлжно быть и знание!

    Ответить