Мир, бег и любовь на Ближнем Востоке: отчёт о Бейрутском марафоне

Около недели назад со мной произошло то, что позволило подвести черту под тремя самыми активными годами моей жизни. Случилось это в самом сердце Ближнего Востока, прямо на бегу. Так вышло, что я до последнего момента не был уверен, удастся ли вырваться из Москвы на марафон в Бейруте. Но всё получилось, и теперь, неделю спустя, хочется спокойно сесть и поделиться своим опытом.

Почему Бейрут?

У меня были очень личные причины пробежать этот марафон. Ровно три года назад я путешествовал по Ливану и во время длительной прогулки по ущелью одной долины решил пробежать по нему. Я сделал это не из любви к бегу — мне просто хотелось успеть на автобус обратно в Бейрут. Сил хватило минут на десять — затем я стал задыхаться и был вынужден остановиться. Я был поражён: впервые в жизни я осознал, что нахожусь в ужасной физической форме и дальше будет только хуже. Если ничего не предпринять. Через четыре дня после возвращения я начал регулярно бегать.

За последующие три года моя жизнь сильно изменилась. Нет, я не стал профессиональным или хотя бы очень быстрым бегуном. Но спорт, активный образ жизни и система целеполагания стали неотъемлемыми частями моей повседневности. За это время я пробежал более десятка полумарафонов и два полных марафона — в Берлине (сентябрь 2013) и по льду озера Байкал (в первый день весны 2014). Где-то между этими забегами и было принято решение ехать на марафон в Бейрут. Случилось это благодаря одному из самых вдохновляющих в мире видео про бег — выступлению основательницы марафона Мэй Эль-Халиль (May El-Khalil), которое я посмотрел на сайте TED. Сбитая автобусом ливанская бегунья, пережив кому и 36 операций, лёжа на больничной койке придумала, как объединить страну, десятилетиями разрываемую гражданской войной. Вдохновлённая собственной победой над последствиями аварии, в 2003 году она начала призывать других людей хотя бы на один отказаться от разногласий и пробежать вместе одну дистанцию. Так возник крупнейший марафон на Ближнем Востоке: в 2014 году забег привлёк 37153 участника 94-х национальностей, 4150 волонтёров и 104 благотворительных фонда.

Подготовка к забегу

Регистрация на марафон, который традиционно проходит в ноябре, открывается примерно в июле и длится до середины октября. Несмотря на огромное число участников, такого ажиотажа, как в Берлине или Нью-Йорке, нет. Происходит это потому, что подавляющее большинство участников — около 32 000 из общих 35 000 — бегут дистанцию в 10 км. Марафонцев набирается около 1000 человек. Среди них в этом году было три россиянина: Олимпийский чемпион Григорий Андреев, неизвестная мне девушка и я. Судя по финальному протоколу, большинство марафонцев — ливанцы, причём многие из них состоят в крупных местных беговых клубах (например, Elite RC и 525) или служат в армии. Регистрация стоит порядка 50$.

Весь год в городе идут подготовительные мероприятия: женские забеги на 5 и 10 км, развлекательные забеги для начинающих. Кроме того, у марафона невероятно активный аккаунт в Instagram.

К главному старту в городе готовятся заранее. За две недели по всему маршруту развешивают большие жёлтые информационные щиты с указанием даты и времени перекрытия дорог на арабском и английском языках. Ещё раньше над центральными улицами развешивают растяжки с предложением принять участие в забеге и пройти онлайн-регистрацию. На многих перекрёстках почти за месяц до забега устанавливают огромные фигуры бегущего человека — символа марафона. Фигуры выполнены в разном стиле, потому что над каждой работает отдельный приглашённый дизайнер. Все объекты и растяжки сопровождаются мотивирующими лозунгами: «Мы бежим за мир», «Единый Ливан — это мы», «Абсолютно все бегуны прекрасны» и, конечно, главный слоган бейрутского марафона “Peace, Love, Run” («Мир, Любовь, Бег»). Создаёт настроение даже у самых занудных.

Город

Многие люди по объективным причинам не могут себе представить современный Ливан, поэтому когда речь заходит о марафоне в Бейруте сразу задают вопросы о песке, который летит в глаза, пулях, которые свищут над головой, и девушках, бегущих в парандже. Приходится разочаровывать собеседников: это стереотипы. Всё совсем наоборот. Или почти всё.

Начнём с того, что Бейрут — динамично развивающийся город. За те три года, что я здесь не был, в центре города появились несколько новых фешенебельных кварталов с апартаментами, достраивается десяток небоскрёбов (часть из них — с садами и теннисными кортами на крышах). Витрины магазинов, анонсы концертов, прилавки с едой и значки бесплатного вайфая — войны нет уже восемь лет. В то же время в центре города остаётся множество её следов: в 100 метрах от старта стоит здание торгового центра, сильно пострадавшее ещё в 80-е, а площадка финиша возведена по Площади Мучеников, где стоит изрешечённый пулями памятник борьбы ливанского народа с турецкими оккупантами в годы первой мировой войны. Все это создаёт совершенно особую атмосферу.

Вообще «эхо войны» периодически напоминает о себе на протяжении всего маршрута, но это не касается старта и первых 5-7 км: здесь маршрут проходит по центральному кварталу, где располагаются государственные учреждения и центральный универмаг Souks (где выдают номера участников), затем переходит на променад и медленно перетекает в главную дорожную артерию арт-района Хамра — одноимённую улицу. На променаде каждые 200-400 метров бегунов встречают группы поддержки, ди-джеи и оркестры. Самый главный из них — военно-морской оркестр, который сидит на небольшой трибуне около бейрутского маяка. На протяжении всего марафона я не раз вспоминал эти мощные раскаты ударных и пронзительные звуки духовых инструментов.

Стоит сказать, что Бейрут — город для автомобилей. Здесь быстро, громко и тесно. Пешеходу в этом городе порой просто невыносимо (пока я дошёл из дома за номером, меня едва не сбили раза три). Тем удивительнее тот факт, что во время марафона широкие магистрали полностью отданы относительно небольшому числу бегунов. Этот щедрый подарок позволил сделать ряд неожиданных открытие: так, например, в Хамре главная дорога оказалась вымощена брусчаткой! Увидеть это в обычный день мешает число автомобилей, проезжающих по улице.

После Хамры, через 30–50 минут после старта, бегуны попадают на череду улиц локального значения, и здесь уже не встретишь оркестр. Учитывая старт в 7:00, а на дворе воскресенье, можно понять организаторов: они просто не хотят будить местных жителей. Впрочем, многие жители к этому моменту уже сами с удовольствием наблюдают за бегущими, выглядывая из широких окон с зелёными, голубыми или белыми ставнями.

Участники

Отличительным моментом для меня стало огромное, просто колоссальное число бегунов, представляющих ту или иную некоммерческую организацию или инициативу. Десятки людей в футболках ООН, команды местных благотворительных фондов, яркие представители консульств ряда европейских стран, а также спортсмены на инвалидных креслах, преодолевающие дистанцию вместе со всеми. Бегуны в подавляющем большинстве взрослые — от 30 до 50. Мысль о том, что многие из них были свидетелями войны и вложили огромные усилия, каждый в своей области, для её прекращения, — заставляла меня забыть о жаре и боли в суставах и мышцах. Я бежал среди людей, которые продолжают восстанавливать жизнь в городе, некогда называвшемся «ближневосточным Парижем», и чувствовал себя частью потока, вектор которого направлен на созидание.

Питание на трассе

Приблизительно каждые 5 км на трассе располагался пункт с водой в бутылочках по 0,4 л, каждые 10 км — изотоник по 0,5 литра, освежающая губка, фрукты. Всего очень в достатке, волонтёры протягивают питьё и приговаривают что-то в духе: «Эй, я налили специально для тебя, 136-й стаканчик!». Очень весело!

Врачи встречаются ещё чаще: похоже, организаторам удалось привлечь к работе на мероприятии студентов медицинских училищ или ВУЗов, потому что на каждом из 16 или 18 (!) медпунктов дежурило примерно по 15-20 молодых ребят в униформе с красными крестами и аптечками. В условиях отсутствия большого количества работы все они превращались в активных болельщиков.

Болельщики

Помимо уже упомянутых волонтёров и студентов-медиков, на трассе было много организованных групп по 20-40 человек в костюмах, с музыкальными инструментами, воздушными шариками и мегафонами: например, студенты Американского университета или официанты популярной в городе сети дайнеров Roadster. Эти люди охотно делились своей энергией и очень здорово нас поддерживали.

Безопасность

Безопасность на трассе обеспечивается в полной мере: помимо полицейских на автомобилях, мотоциклах и квадроциклах, во многих местах стоят посты из армейских подразделений. Это может удивить любого, кто оказался в Бейруте впервые, однако обстановка здесь такая всегда: основные объекты, транспортные узлы и дороги усилены блокпостами с укрытиями из бетона, мешков с песком и даже бронетехникой. Эти люди, даже если болеют за участников марафона, виду не подают. Но каждый раз, пробегая мимо, очень хочется пожелать им удачи и чтобы прятаться за эти мешки больше не пришлось.

Красота

Красив ли маршрут Бейрутского марафона? Пожалуй, да, но далеко не весь. На первых десяти и последних шести километрах есть, что рассматривать и чему удивляться. Весь первый отрезок — это центр города, набережная, затем арт-квартал и тихие, нетронутые войной старые улочки. Последний отрезок — это оставшиеся после войны руины с антивоенными граффити, армянский квартал и финишная прямая, проходящая по линии фронта гражданской войны, которая длилась 20 лет. Никаких крупных парков и лесных массивов — только асфальт, дома и редкие аллеи. Вся средняя часть маршрута может быть интересна только для общего понимания разнообразия города.

Финиш

Финиш утроен очень удобно: по обе стороны от трассы расположены трибуны с небольшими кафе и тентами, где можно дождаться своих бегунов. После вручения медали и пакета с подарками финишеры попадают на небольшую площадку, где можешь забрать привезённые со старта вещи (в качестве камеры хранения выступает небольшой грузовик), распечатать сертификат с результатом и сделать массаж ног. На финише 42,2 людно, но не тесно. На «десятке» всё немного сложнее, но организаторам всё равно удаётся справиться с толпой счастливых людей.

Смысл

Как я уже писал выше, главный слоган марафона звучит так: “Peace, Love, Run” («Мир, Любовь, Бег»). В одной из публичных переписок в социальных сетях я увидел скептическую реакцию на подобный лозунг. Мне даже показалось, что автор комментария посчитал, что слоган — это попытка скрасить недостаточно хорошую организацию мероприятия для участников десятикилометровой дистанции. Безусловно, у всех своё понимание комфорта и глубины смыслов, но лично я хотел бы обратиться к читателя с просьбой хотя бы на минуту представить себе разрушенный до основания город, в котором долгие годы ежедневно проливалась кровь и гибли невинные люди. Город, который когда-то сиял, но постепенно погрузился в клубы дыма и пыли. Представили? А теперь представьте себе тысячи людей, бегущих по этому же самому городу, улыбающихся солдатам и кричащих волонтёрам всего три слова: “Peace! Love! Run!” Это способно менять город, и каждый из прочитавших этот текст может принять в этом участие! В 2015 году. Бейрут, Ливан. Ближний Восток. Мир, Любовь. Бег.

Сайт Бейрутского марафона: beirutmarathon.org

Фото: Артём Герасименко

Поделитесь с друзьями

Комментарии3

Чтобы принять участие в обсуждении Войдите or Зарегистрируйтесь