Спортивный директор Промсвязьбанк Московского марафона на «мейджоре»

ef8484a3f9b

Эдуард Титов давно мечтал пробежать Нью-Йоркский марафон. В этом году его мечта сбылась, и он, вместе с командой Промсвязьбанк Московского Марафона, отправился за океан. Мы выяснили, какие моменты организации американского «мейджора» удивили спортивного директора российского марафона.

Получение номера

При входе на спортивную площадку я показал паспорт, после чего был проинформирован о том, какой у меня номер, и где его можно получить. Потребовалось всего 20 секунд для того, чтобы забрать стартовый пакет после получения конверта с номером. Мне выдали прозрачный мешок, предназначенный для личных вещей – это элемент безопасности.

На Нью-Йоркском марафоне работает около 10 000 волонтёров, они на каждом шагу. Также порядок обеспечивают наряды полиции, некоторые из них, как показалось, в полной боевой готовности.

Понравилось, что после получения номера в специально отведённом месте есть возможность примерить футболки и узнать, правильный ли размер указал при регистрации. Если вдруг ошибся, то при выдаче стартового пакета можно попросить поменять – никаких очередей.

Утро перед марафоном

В воскресенье я встал в 5 утра, чтобы собраться и добраться до центра соревнований. Старт у меня был в 9:50.

В Нью-Йорке метро работает круглосуточно, поэтому с трансфером проблем не возникло. Удивило, что такой большой город весь живёт марафоном: накануне везде видел людей с сумками и номерами. В метро утром также сложилось впечатление, будто все едут на забег. Если вдруг не знаешь, куда ехать, проблем нет, просто следуй за бегунами.

Вышел из метро и попал в километровую очередь на автобусы, которые везли непосредственно к старту. Очередь продвигалась довольно быстро. Поразило, что в автобусы полицейский и волонтёры запускали определённое количество бегунов, чтобы никто не стоял. Как только зашёл последний человек, мы сразу поехали – никаких промедлений.

Вход в кластер

Автобус подвёз к стартовому городку. На входе волонтёр попросил показать номер, чтобы он был прикреплён. Потом несколько проверок вещей полицейскими.

Когда попал в кластер, понял, что не смогу себя удержать: бейглы, изотоники, бананы, кофе со сливками – всё в свободном доступе и неограниченном количестве. Также выдали шапку, чтобы не замёрзнуть.

Я оказался в стартовом городке уже в 7 утра, более двух с половиной часов провёл там. Пока ждал старта, успел познакомиться с ребятами из России. Договорились с ними встретиться после финиша, но я так и не нашёл места встречи.

В кластере сдал вещи в сумке с приклеенным на неё номером – закинул в специальный контейнер. За 15 минут до начала забега зашёл непосредственно в место старта. Над нами кружили три вертолёта и два самолёта. В таком сопровождении мы стартовали.

Пейсмейкер

Больше всего на марафоне меня поразил пейсмейкер. До старта он стоял с деревянной табличкой формата А3 на палке размером со швабру. Там был указан темп на километр и на милю. Я думал, что он заменит её на что-нибудь более удобное: шарик или рюкзак с флагом. Он заменил, но только на палку поменьше и табличку форматом А4.

В России пейсмейкер чаще всего беседует и подбадривает, даёт советы, а на Нью-Йоркском марафоне он молчал все 42 километра.

Весь марафон пейсмейкер бежал с палкой в руках, периодически опуская её на подъёмах. Я осознаю, что почётно быть пейсмейкером, но не понимаю, зачем заставлять бежать с такой нагрузкой.

О трассе

На первых километрах я потерял гели. Надел поясную сумку так, что замок оказался внизу, и они выпали. Потом я ещё раз эти гели потерял. Мне повезло, что пункты освежения каждую милю, с самого начала дистанции. Но на пунктах только изотоник и вода. Пару раз я видел губки, еду – ни разу.

На Промсвязьбанк Московском Марафоне мы просим волонтёров не бежать и не протягивать воду и еду, чтобы бегуны сами брали со столов. У них тоже так делают, но к столам подойти невозможно.

Стаканчики в пунктах освежения стояли плотно, накрытые дощечкой, потом ещё один ряд, дощечка и ещё ряд стаканчиков. Воду и изотоник можно взять только из рук волонтёров. Они были одеты в длинные плащи, чтобы не испортить одежду, если вдруг бегуны обольют их. Забавно, что ребята очень радовались, если я брал у них стаканчик.

Поразило большое количество музыки: от отдельных сцен с одним гитаристом до огромных оркестров.

Заборов по дистанции, мне показалось, в Москве больше, чем в Нью-Йорке. Там часто просто натянута лента, но при этом трасса чистая и посторонних никого нет.

Финиш

После завершения дистанции меня ждала медаль и пакет с едой для восстановления сил. В зоне финиша волонтёры сидели на специальных помостах и смотрели, чтобы никто не останавливался или нуждается ли кто-то в первой помощи.

Я забрал привезённые вещи и переоделся. Раздевалок не нашёл, может их и не было. Весь путь от финишной черты до выхода в Центральный парк протянулся почти на километр. Стоит заметить, что болельщики не имели доступа к стартово-финишному городку, они размещались на трибунах и вдоль трассы.

По дороге домой ко мне подошла женщина с дочкой и предложила орешков – это поразило! Затем они показали на карте, где я нахожусь и как быстрее добраться до дома. А когда я зашел в метро, женщина проследила, нормально ли я спустился к поезду.

Общие впечатления и планы

Меня восхитила чёткость и слаженность в работе на таком крупном событии. Все подчиняются жёстким правилам. Хотел бы отметить высокий уровень культуры бега.

Несколько лет назад мне рассказывали: «Если доведётся принять участие в Нью-Йоркском марафоне, ты почувствуешь себя национальным героем и будешь бежать через людское море». Это действительно так.

Наверное, каждый «мейджор» обладает особенной чертой. Кто-то из знакомых хвалит Бостонский марафон, кто-то отмечает немецкую пунктуальность на Берлинском. Следующий старт? Я лично хотел бы пробежать марафон в Германии.

Фото: личный архив Эдуарда Титова

Поделитесь с друзьями

Комментарии6

Чтобы принять участие в обсуждении Войдите or Зарегистрируйтесь