Идея на миллион: итоги акции «Помогу на бегу»

Наташа Шаварина, координатор акции «Помогу на бегу», рассказала о том, как 18 бегунов собрали миллион рублей, чтобы помочь детям-сиротам сохранить связь с близкими, и заверила Редакцию в простой человеческой истине: «Помощь может придти с любой стороны».

Идея акции «Помогу на бегу» возникла больше года назад, когда руководство фонда «Дети наши» задумалось об увеличении количества частных доноров. Мы знали о западном опыте charity running, видели, что Московский Марафон набирает обороты и бег в столице становится всё более популярным: даже если не занимаешься сам, то у тебя в друзьях обязательно найдётся один-другой бегун. Так было и с нашим фондом. В компании BBDO, где находится наш офис (BBDO — один из наших постоянных доноров), есть беговой клуб BBDO Run, организаторы которого — Катя Гувакова и Инесса Левинская — с энтузиазмом нас поддержали, помогали на протяжении всей акции и продолжают делать это сейчас. Одна из сотрудниц фонда тренируется в BBDO Run — в общем, как-то всё сошлось.

Мы связались с организаторами Московского марафона — и те согласились нас поддержать. Взяв за основу опыт западных благотворительных бегунов, мы сразу решили, что у нас всё будет официально и по договору. Его мы утверждали понемножку в течение нескольких месяцев, а чтобы не тянуть до самого сентября, решили для начала набрать charity runners на Красочный забег, чтобы попробовать свои силы.

Нас пытались отговорить от идеи с Красочным забегом. Марафоны, под которые собираются деньги за рубежом, — это вызов самому себе: во-первых, надо пробежать 42 км, во-вторых, привлечь большую сумму. Красочный забег — другое дело, ведь это всего 5 км и отношение к нему совсем несерьёзное. Нас предупреждали, что мы не получим нужного отклика. В итоге благотворительная акция действительно не получила большого резонанса. Беговое сообщество происходящим не заинтересовалось, а я как координатор пару раз получила насмешливые высказывания в духе: «Собрали 86 тысяч? Не заплатили бы в фонде пару раз зарплату, вот и собрали бы нужную сумму сами». Однако наши первые ласточки — Полина, Аня, Варя и Женя — своими стараниями не просто собрали эту сумму. Если бы они в июне не рассказывали о нас так много, вполне возможно, что мы бы не привлекли 18 человек на Московский Марафон.

Изначально мы планировали заявить о пяти благотворительных местах на Московском Марафоне. Суммы тоже обсуждались разные: от 20 тысяч, как на Красочном забеге, до 50 тысяч. В итоге всё-таки остановились на 40. Едва мы разместили информацию на нашем сайте и на странице в Facebook, как практически сразу набрали пять бегунов, а заявки продолжали поступать. Пребывая в некотором шоке, мы везде исправили информацию на «10 мест».

Дальше последовала публикация о наборе на NewRunners, что вызвало новый поток писем с заявками — бегунов стало 13, потом 14… 15! Мы в фонде, честно говоря, недоумевали: добровольно подписаться на сбор в 40 тысяч рублей, при этом ничего от нас не получая?! Ведь дефицита мест на марафон не было, все участники уже были зарегистрированы и могли бежать без нас. Тут и обнаружилось первое отличие от западного опыта: к нам записывались прежде всего по зову души, а не потому, что не повезло в лотерее при розыгрыше мест на марафон.

К середине июля мы набрали 16 бегунов и решили, что пора запускаться. По самым смелым подсчётам мы ожидали собрать на акции 640 тысяч, потому что не рассчитывали, что сбор закроют все 16 человек. На первой благотворительной тренировке, которая состоялась через две недели после старта акции, мы рассказывали о целях «Помогу на бегу», о программе «Не разлей вода», на которую собираем средства, и после мероприятия ещё два человека сообщили о своём желании бежать в поддержку фонда. Мы подумали, что время ещё вполне позволяет и с радостью согласились. Бегунов стало 18, а «смелые подсчёты» выросли до 720 тысяч рублей. Ни о каком миллионе тогда речи не шло. Я робко задумалась о нём 18 сентября, когда сумма собранных средств приближалась к 900 тысячам: впереди у нас было два дня Экспо (где мы, кстати, собрали 51 тысячу с хвостиком), и было ясно, что все ребята полны решимости в последние дни сделать решающий рывок.

Мы обещали закрыть сбор 21 сентября в 6:30 утра, поэтому вечером 20 сентября, после Экспо, я поехала в офис сводить все платежи, чтобы утром 21 сентября осталось учесть только те, что поступят за ночь. Два часа я считала средства, перечисленные в поддержку каждого бегуна, и специально не разрешала себе смотреть на общий счёт — боялась, что от волнения не смогу продолжать работу. Когда же я закончила, на калькуляторе высветилось семизначное число. В первые секунды я была в прострации, а когда обрела способность соображать, то первым делом написала бегунам (у нас есть своя закрытая группа на Facebook, где и происходило общение по всем вопросам в течение всей акции). Ребята были очень рады. Здорово, что получилось укрепить их боевой дух накануне марафона.

Средняя сумма пожертвования составляла рублей 400–500. Были пожертвования и по 50 рублей, а самое большое пришло в поддержку Мити Алешковского — 50 000 рублей от одного человека. Ребята очень грамотно доносили до своей аудитории мысль о том, что важен каждый вклад, буквально каждый рубль. Именно из них и сложился миллион.

Мой главный совет благотворительным бегунам — не бойтесь и не сдавайтесь, помощь может прийти с любой стороны. На практике так и вышло. Ребята, которые закрыли свои сборы (13 человек из 18!), упорно работали два месяца. Они писали посты, проводили тренировки и личные встречи, без устали вели свою информационно-просветительскую деятельность и не сдавались. И помощь действительно приходила из самых неожиданных источников: от дальних знакомых, от людей, с которыми бегуны виделись один раз в жизни. Интересная история произошла у Лены Лапеевой. 21 сентября ей не хватало 10 тысяч рублей, и я уже почти закрыла сбор, когда на её счёт в последний момент пришёл перевод на необходимую сумму. Оказывается, знакомый пообещал «закрыть чек», если будет не хватать, и не забыл про свой уговор. Сбор был закрыт одним платежом. Лена рассказывала, что чуть со стула не упала, когда узнала эту новость.

Лично для меня самым сложным было нести груз ответственности за всё и всех сразу: за координацию действий бегунов, организацию мероприятий в поддержку ребят, за взаимодействие с компаниями, которые снабжали нас самыми разнообразными спортивными товарами… Я очень боялась сделать что-то на недостаточно высоком уровне, стала очень нервной и неспособной говорить о чём-то, кроме акции и бегунов. Фактически из близких меня поддерживал только один человек — остальные относились к акции очень прохладно и примерно через пару недель после начала «Помогу на бегу» просто стали прерывать все связанные с этой темой разговоры. Наверное, я была совершенно невыносима. Зато очень поддерживали коллеги: показывали ценность того, что мы делаем, помогали на мероприятиях, засиживались со мной ночью, когда мне нужна была помощь. Я очень благодарна им за это.

У ребят были свои сложности. У кого-то на странице в фейсбуке шли жаркие споры о том, как правильно надо помогать, кому-то давали непрошенные советы. Другим просто не верили: спрашивали, что это ещё за фонд такой, может, и нет его совсем, мошенники сделали сайт и сидят себе, денежки собирают. В итоге бегунья пришла к нам в офис и сфотографировалась с каждым сотрудником, чтобы доказать, что мы — реально существующие люди. Как ни странно, метод подействовал. Были и бытовые сложности. Например, наша самая молодая бегунья Аня перед марафоном начала готовиться к сессии, а в середине сентября она к тому же проводила благотворительные забег «Все мы дети», помогала другой девушке с выпечкой для благотворительной лотереи… Банально не оставалось времени на еду и сон. Впрочем, всем приходилось совмещать сбор денег, пробежки, работу/учебу и личную жизнь. Удивительно, но ребята справились.

Два дня на Экспо прошли очень позитивно. У нас было две лекции в первый день: я рассказывала о charity running, а Оля Ильина — о беге без травм. Кроме того, Оля тейпировала оба дня, и все средства шли в фонд. Ещё у нас была благотворительная лотерея со спортивными призами. Можно было выиграть книги о беге, напульсники, набедренные сумочки, карманы для мобильников на руки и кучу других призов. На нашем стенде даже делали вибромассаж ног от студии PivoT, с которыми договорилась Оля Ильина. Она рассказала руководству студии об акции, и те откликнулись с большим энтузиазмом: поставили у себя в салоне наш ящик для пожертвований и оба дня Экспо приезжали со своими массажистами. Так, общими усилиями, мы собрали более 51 тысячи за два дня.

Люди подходили самые разные: кто-то интересовался массажем, кто-то — подарками, другие замечали среди наших бегунов знакомые лица и оставались пообщаться. У нас на стенде была небольшая фотовыставка Нади Беловой. За неделю до этого она носилась по всему городу, отлавливая наших бегунов в самых неожиданных местах, чтобы сделать пару волшебных кадров. Надя, по-моему, в эту неделю тоже перестала спать, зато её фотографии привлекали внимание.

Очень приятно, что среди гостей Экспо были и те, кто искренне заинтересовался акцией. Как минимум двое обещали мне серьёзно задуматься о том, чтобы стать благотворительными бегунами.

Все собранные средства будут направлены на поддержку программы «Не разлей вода», в рамках которой благотворительный фонд «Дети наши» помогает детям-сиротам сохранять связь с близкими, оставшимися за стенами учреждения, а братья и сёстры получают возможность жить вместе в одной группе (в обычных учреждениях это невозможно, если дети разного возраста). Собранного миллиона хватит на пять месяцев стабильной и эффективной работы наших специалистов в двух детских учреждениях в Смоленской области, их хватит на множество встреч детей с их родными, на организацию обучения для персонала учреждений, на помощь потенциальным замещающим семьям. Благодаря этим деньгам рядом с нашими подшефными детьми всегда будет кто-то, кто поддержит их, кому они доверяют. Благодаря вам — всем тем, кто помог, — кто-то из наших подопечных вернётся в свою семью или обретёт новую; кто-то встретится с братьями, кто-то сможет навестить маму в доме инвалидов.

Собирать деньги на «программную» (то есть длительную, стратегическую, растянутую по времени) деятельность очень сложно. Проще собирать деньги, когда есть конкретный ребёнок, фотографию которого можно приложить к просьбе о помощи. Это трогательно и хорошо действует на людей, для которых благотворительность — это всегда порыв души, а не привычка. Тем ценнее, что у наших бегунов получалось доносить до своих благотворителей (или, как мы их называем, доноров) важность длительной масштабной работы с детьми. Они раз за разом рассказывали, что детям нужны не только и не столько поездки волонтёров в детские дома, сколько профессиональная психологическая помощь, возможность регулярно видеться с близкими, возможность найти своего «значимого» взрослого и привязаться к нему… То, что разрушалось годами, невозможно восстановить в одночасье.

Мы очень надеемся, что после этой акции люди станут чаще задумываться о важности длительной программной работы и станут поддерживать не только «адресные» сборы на конкретных детей/взрослых/животных, но и фонды, которые работают над предотвращением проблем.

Хотим ли повторить акцию? Да! Мы пока не придумали, чтобы такое сделать, чтобы получилось ещё круче, ещё масштабнее, ещё драйвовее, но точно попробуем. Надеемся, что у нас получится достигнуть договорённости с зарубежными марафонами (сейчас ведутся переговоры), и в следующем году за нас можно будет бежать, например, Лондонский или Бостонский марафон. А пока мы с ребятами собираемся съездить на Сочинский полумарафон 3 ноября и хорошенько отдохнуть всей командой. Всё как обычно: бегуны на трассе, а я в группе самой преданной поддержки.

Фото: архив фонда «Дети наши», Егор Панфилов, Надя Белова

comments

Чтобы принять участие в обсуждении Войдите или Зарегистрируйтесь

1 year, 11 months ago

Если любишь свое дело, то всегда добьешься нужного результата

Ответить

1 year, 11 months ago

@Slava Kompantsev, напишите мне на nshavarina@detinashi.ru - что-нибудь придумаем :)

Ответить

1 year, 12 months ago

Я без пяти минут Почетный Донор Москвы (18 раз сдал кровь на безвозмездной основе), что от меня требуется, готов вступить в ваши ряды!

Ответить